Earth Journalism Network

Skip to content
Menu

COP21 Participants Say: Put a Price on Carbon

,

scientificrussia.ru, Russia

COP21: Париж требует платить за углерод

Many country delegations and big investors including the World bank, participating at the COP21 climate talks are emphasizing the importance of developing carbon markets. They are seeking to persuade politicians to put a price on carbon in order to boost the mechanism of reducing greenhouse gas emission. They point to several cases around the world of successful national carbon markets. China, for instance, is developing pilot emissions trading systems in seven regions.

 

COP21: Париж требует платить за углерод

Выступая на климатических переговорах COP21 в Париже, несколько стран и крупных инвесторов, включая Всемирный банк, настаивают, чтобы предприятия оплачивали выбросы диоксида углерода. Без этого механизма, по их мнению, не удастся снизить потребление ископаемого топлива. Одновременно внимание на себя обращает Китай — в 2014 году он вложил в альтернативную энергетику $83,3 млрд, лишь немногим меньше, чем Европа и США вместе взятые ($93,3 млрд). Рассказывает собственный корреспондент портала «Научная Россия».

В эти дни в Париже продолжается масштабная конференция по изменению климата, организованная ООН. Участники изо всех стран мира озабочены исправлением текста рамочного соглашения, которое устроит всех и создаст основу для снижения выбросов парниковых газов. В речах участников разных уровней не раз звучала мысль — к середине XXI века, к 2050 году, вообще избавиться от ископаемого топлива, то есть перевести промышленность на альтернативные источники энергии.

Но в мире почти 200 стран, каждая из них развивает промышленность, исходя из собственных ресурсов и возможностей. Китай, США, Россия вместе с Евросоюзом и Индией отвечают за большую часть мировых промышленных выбросов в атмосферу, а есть страны, у которых почти нет промышленности, работающей на ископаемом топливе. Где-то высока доля атомной энергетики, а кто-то без нефти и газа не выживет. В мире не существует законов, которые были бы применимы и обязательны для экономик всех стран, и вряд ли грядущее соглашение по изменению климата приобретет характер нормативного, то есть обязательного для исполнения.

Всемирный банк видит выход из данной ситуации в создании рыночных механизмов. Если страны введут налог на углеродные выбросы (плата за тонну CO2, выброшенную в атмосферу), то у предприятий будет стимул инвестировать в развитие альтернативных источников энергии. Во всяком случае они смогут выбрать: сжигать углеводороды и платить за это или перейти на другие источники энергии. Это, конечно, не панацея от глобального потепления, но одно из необходимых действий, сказала 5 декабря на пресс-конференции Рейчел Кайт (Rachel Kyte), особый посланник Всемирного банка, отвечающий за тему изменения климата. По словам Кайт, нужно «изъять из нашей модели развития загрязнение диоксидом углерода». Если поставить такую амбициозную цель, то кроме цены на углерод («to put a price on carbon», как здесь говорят), потребуется провести реформы энергетической политики и реформы инвестиционной политики в энергетике.

Всемирный банк вкладывается в развитие альтернативной энергетики и готов делать это и дальше, но нужно больше денег. Многие развивающиеся и бедные страны в своих национальных планах по борьбе с изменением климата заявили большие финансовые затраты либо на энергетические проекты, либо на возмещение ущерба и потерь. «Аппетиты растут», как выразилась Кайт, выступая перед участниками программы Earth journalism network (среди которых находится и корреспондент портала Научная Россия). Странам уже мало 100 млрд долларов в Зеленом климатическом фонде (Green Climate Fund), который собираются создать развитые страны. Нужны триллионы долларов. Взять их можно у производителей выбросов диоксида углерода.

Плату за углерод поддерживают Франция, Германия, Канада, Чили, Эфиопия и Мексика, а также международные финансовые институты: Всемирный банк и МВФ. К ним присоединились множество некоммерческих компаний. Россия относится к этому механизму неоднозначно. Накануне переговоров министр природных ресурсов Сергей Донской заявил о готовности обсуждать плату за углерод (в Париже он выступит во вторник, 8 декабря), а экологический комитет РСПП считает, что для нашей страны такой механизм использовать преждевременно.

Национальные рынки выбросов

В нескольких странах мира плата за углерод или рынок углеродных выбросов уже действуют, как например, во Франции, Великобритании, Швеции, Финляндии, Японии, а где-то оба варианта, к примеру, в некоторых провинциях Канады. Карту рынков углеродных выбросов можно посмотреть на сайте Всемирного банка. Президент Франции Франсуа Олланд заявил на открытии COP21, что согласно новому энергетическому закону к 2030 году в стране плата повысится с 22 до 100 евро за тонну CO2. Кстати, Франция, также как и Россия, активно развивает атомную энергетику как альтернативу углеводородной.

В 2013 году канадская провинция Квебек запустила регулируемый рынок углеродных выбросов (emissions trading system, ETS) и через год увязала ее с системой в Калифорнии (США). Квебек начал с очень низкой цены за тонну CO2, постепенно повышая ставки. Бизнес идет неплохо, и власти провинции реинвестируют прибыль от торговли выбросами. Вскоре к ETS должны присоединиться провинции Онтарио и Манитоба. Единственная провинция Канады, где уже несколько лет действует налог на углерод, — Британская Колумбия. Аналогичную систему планирует создать Альберта. Но такого рода бизнес требует политической и экономической стабильности, отмечают эксперты.

«Зеленый» Китай

Настоящим открытием нынешних климатических переговоров стали заявления Китая о семи пилотных проектах рынка углеродных выбросов типа ETS. К 2017 году Китай собирается создать национальную ETS. В последние годы Китай совершил удивительную трансформацию своей климатической политики. Если раньше эта страна была довольно безразлична к усилиям ООН по борьбе с глобальным потеплением, то с 2009 года, после переговоров в Копенгагене, она принимает в них самое живое участие. Об этом участникам программы Earth Journalism Network рассказал исполнительный директор проекта China dialog Сэм Джилл (Sam Geall).

Причина смены позиции в том, что экология Китая сильно страдает от промышленных выбросов. Загрязнение воздуха достигло критического уровня, в связи с чем растет недовольство населения Китая. Другая причина лежит в очень динамичном развитии возобновляемой энергетики. Планы по снижению углеродных выбросов Китая — одни из самых амбиционных. В 12-й пятилетке — с 2011 по 2015 годы — правительство много инвестировало в так называемую низко-углеродную экономику (low carbon economy), и в следующую пятилетку с 2016 по 2020 год продолжит это делать.

Китай усиливает «зеленую» составляющую в планах развития страны. Правительство объявило, что отныне будет стремиться не к высоким темпам роста экономики, а к ее качественным результатам. Китайцы не признают, что замедление темпов роста экономики имеет отрицательный эффект. Этот этап они называют «новой нормой» — «the new normal» — развития страны. Конкретно это выражается, например, в том, что если раньше угольная промышленность Китая росла, то теперь ее значение в экономике планируют снизить. Темпы развития источников возобновляемой энергии в Китае самые высокие. Доля Китая на глобальном рынке ветровой энергетики самая большая и в 2014 году выросла еще на 23%. Доля Китая в глобальном рынке солнечных водонагревательных коллекторов составляет 70%.

Развивая возобновляемые источники энергии, коммунистическое правительство Китая добилось того, что цены на этот вид энергии стали низкими, и теперь это конкурентоспособный вид товара на рынке энергетики. По словам Джилла, Китай вообще агрессивно инвестирует в альтернативную энергетику. В 2014 году он потратил на эти цели $83,3 млрд — больше чем любая страна в мире, оставив далеко позади Европу с ее $57,5 млрд и США ($35,8 млрд).

И еще один тренд китайской климатической политики — готовность помогать более бедным странам в борьбе с изменением климата.

Татьяна Пичугина, Париж