Morocco goes green

,

MK v Serpuhove, Marrakech

A group of international journalists visiting Morocco for the climate change summit recently traveled to the western part of the country, on the Atlantic coast, to the region arounc the city of Essaouira. On their way, they visited an experimental farm for Jatropha -- a potential biofuel source -- an agricultural cooperative producing organic cosmetics from the local argan tree, and a pottery village where workers recently more modern, energy efficient kilns. Three scientists from Cadi Ayyad University informed the journalists about Moroccan history, politics and destiny along the way.

Нелегкая судьба научного журналиста забросила меня на северо-запад Африки, в Марокко, где проходят 22-е по счету климатические переговоры ООН с участием всех стран мира — COP22. Цель мероприятия — доработать соглашение по борьбе с изменением климата, которое в общих чертах приняли год назад в Париже.

 

Марокко активно строит зеленую промышленность
фото: Татьяна Пичугина
Профессор Абделькадер Утзурхит рассказывает о биотопливе из семян ятрофы
 
Согласно Парижскому соглашению, которое поддержали 196 стран, нужно очень сильно сократить выбросы промышленных парниковых газов, а в перспективе — вообще отказаться от ископаемого топлива и перевести мировую экономику на более экологичные источники, к примеру, солнечную или ветровую энергетику. На первый взгляд, все это касается развитых стран, где сосредоточена львиная доля заводов, котельных, транспорта. В Марокко нет запасов нефти и газа, нет и развитой промышленности, коптящей небо. «Вклад» этой страны в загрязнение атмосферы парниковыми газами ничтожен. Почему же Марокко интересуется проблемой изменения климата?

Безводная зеленая пустыня

Эти вопросы мы — группа журналистов из разных концов света — обсуждали во время поездки в город Эссуэйра, расположенный на побережье Атлантического океана. Нас сопровождали трое профессоров из университета Кади Ийяд. Из окна автобуса виднелись обширные каменистые пространства цвета охры. В такой же охристый рыжеватый цвет выкрашены все здания в Марракеше — одном из четырех древних имперских городов Марокко. Рыжий цвет повсюду: будь-то камни, почвы, газоны или разделительные полосы на идеальных шоссе, земляные полы в домах, лестницы и карьеры. Лишь на горизонте виднелись дымчатые Атласные горы с белыми прожилками снега.

— Первый снег выпал на прошлой неделе, — говорит ботаник Ахмед Шехбуни и по совместительству директор некоммерческой организации «Центр развития региона Тензиф», следящей за климатическими переговорами. — Я помню, в детстве мы катались с гор на лыжах. Теперь снег лежит зимой только на вершинах гор.

Это не единственное климатическое изменение, наблюдаемое в Марокко. В среднем здесь выпадает 200 мм осадков в год. Это немного, но и это количество снижается, а главное — периоды дождей стали более интенсивными. Один ливень может выдать десятую часть годовой нормы осадков. Изменение водного режима влечет за собой целую цепочку изменений в почвах и растительности.

С водой в Марокко очень плохо, несмотря на то, что ее омывают Средиземное море с севера и Атлантика с запада. Воду для питья и сельского хозяйства приходится добывать, главным образом, из артезианских бассейнов. Есть идеи переброски воды с востока на запад, в долины с гор, но пока они не реализованы.

Парадоксально, но главное занятие марокканцев — земледелие. Здесь обработан буквально каждый клочок земли, за исключением совсем уж скал. На плантациях растут оливковые деревья и цитрусовые — главные сельхозпродукты Марокко. Неплохо себя чувствует под открытым небом сладкий виноград. В XVI веке здесь выращивали сахарный тростник и затем сахар меняли в Италии на мрамор, но пришла засуха, и сахарный бизнес закончился.

Учитывая нынешние природные условия, марокканцы решили выращивать специальные культуры, приспособленные для пустынных земель. Они подключились к проекту Европейской комиссии по выращиванию ятрофы куркас. Это ядовитый кустарник семейства молочайных родом из Центральной Америки. Его овальные крупные семена содержат 27-40% масла, пригодного для производства дизельного топлива и косметики.

Мы остановились на плантации ятрофы недалеко от города Хад дра, где высадили более трех тысяч кустов и собирают неплохой урожай. До выпуска биодизеля дело пока не дошло, потому что на строительство завода нет денег. Зато дела идут неплохо в соседней деревне, где женский кооператив наладил кустарное производство косметики, мыла, шампуней на основе масла аргании - дерева, исконно произрастающего в Марокко.

Гюльчатай с открытым личиком

Женские кооперативы расцвели в последние годы в Марокко при поддержке правительства. Через кооперативы женщины активнее вовлечены в экономику, зарабатывают и становятся более независимыми от мужей, создают новые рабочие места.

Мы зашли в деревенский кооператив посмотреть на производство масла. Несколько пожилых женщин сидели на циновках и вручную лущили плоды аргании. Затем в перегоночном прессе из них выжимали масло. Маленький магазинчик полон косметических товаров стоимостью по 100-150 дирхам (это 660-990 рублей). Торговля идет бойко. В кооперативе работают около 30 женщин, в месяц каждая из них получает 1000 дирхам.

Марокко — очень традиционная мусульманская страна, где около 40% населения никогда не посещало школу. В первой половине XX века, во время французской колонизации, в Марокко строили много школ, но население сопротивлялось, и даже после обретения независимости тогдашний король не поддерживал всеобщее образование. Теперь правительство пытается открыть доступ к образованию, строит школы, но дело идет туго.

— Хасан II, отец нынешнего короля, был человеком жестким, — говорит профессор физики Абделькадер Утзурхит. — Он правил в сложных условиях, когда страна еще была во многом колониальной. Он был вынужден сконцентрировать всю власть у себя. Его сын Мухаммед VI — другой. Он молодой и современный.

Мухаммед VI унаследовал престол в 1999 году. Благодаря его политическим талантам, Марокко избежало судьбы соседних стран, в которые пришла «арабская весна». В Марокко тоже назревали мятежи, но король пошел навстречу протестантам, изменил конституцию, дав больше полномочий парламенту и свободу прессе, начал реформы. Так посреди «арабской весны» случилось «марокканское исключение».

— Если король сейчас откажется от трона и назначит президентские выборы, то население его изберет большинством. Он очень популярен в народе, — заверили ученые.

Главный же секрет стабильности Марокко — динамичная экономика. Когда у людей есть работа, возможности для роста, то революцию никто делать не хочет.

В Марокко парламент выбирают на пять лет. В нем представлены порядка 30 политических партий, но только пара из них независимые. Остальные — технические партии, созданные правительством для баланса интересов. Возможно, потому, что люди видят главой страны короля, ни одна партия не преобладает в парламенте.

Король одобряет современные тенденции, в том числе независимость женщин. У него одна супруга, в то время как у его отца было четыре жены, и ни одну из них подданные не знали в лицо. Нынешняя же первая леди Марокко появляется на светских мероприятиях, ее фотографии публикуют в газетах.

 
В Марокко многие женщины работают, занимаются бизнесом, правозащитной деятельностью, наукой. К примеру, на медицинском факультете в местном университете учатся почти одни женщины. В парламенте существует квота — одна треть должна быть отдана женщинам. Характерен и такой факт: президент бизнес-ассоциации Марокко — женщина.

Старый и новый уклады вполне уживаются в Марокко. В деревнях носят традиционную одежду, а на улицах Марракеша — яркая смесь: женщины и мужчины постарше носят хиджабы и рубахи, а молодежь ходит в европейской одежде. Много женщин водят автомобили. Закрытые хиджабом лица редки.

— А может ли муж развестись с женой, сказав три раза «талак»? — спросил наших экскурсоводов коллега из Индии. — У нас до сих пор мусульмане придерживаются этой традиции.

— Что вы! Такого давно нет. Чтобы развестись, нужно идти в суд. И если раньше детей оставляли в семье отца, то теперь приоритет у матери.

Море и солнце вместо нефти и газа

Подъезжая к Эссуэйре, мы увидели вдалеке ветряки — еще один экспериментальный проект Марокко по использованию возобновляемых видов энергии. В Марокко построены десяток ветровых электростанций и еще несколько — в проектах. Хотя страна и без того полностью электрифицирована благодаря двум газовым трубопроводам из Европы, но эта энергия импортная, а Марокко хочет стать энергонезависимой державой. Поэтому приходится внедрять возобновляемые энергетические технологии, благо здесь много солнца и протяженная береговая линия с сильными ветрами. Уже сейчас в частных домах появляются солнечные панели, а к 2020 году в Марокко собираются 42% энергии черпать от Солнца. Финансирует энергетические эксперименты государство при помощи частных кампаний, в том числе зарубежных.

 
Евросоюз помогает Марокко развивать экологически чистые технологии, но взамен требует быстрой отдачи. Но быстро — это не для Марокко. Жизнь здесь, как в большинстве южных стран, течет неторопливо, уклад жизни не менялся столетиями. Из-за этого случаются порой забавные ситуации, в чем мы убедились сами, приехав в деревню Саади на окраине Марракеша. Здесь занимаются гончарным промыслом: делают посуду, вазы, кувшины, блюда. Глину берут рядом в карьерах, а готовые изделия обжигают в глиняных печах на открытом огне, точно также, как и их предки. От печей на всем вокруг оседает черная копоть, да и уголь стал не дешев.

Несколько лет назад ученые из центра развития при поддержке ЕС заменили сорок из ста деревенских печей на электрические печи с контролем температуры. Старейшины восстали против новинок и долго не хотели их использовать. А потом оказалось, что керамика в новых печах получается быстрее и качественнее. Посуду стали экспортировать, в деревню потекли деньги.

Увидев нас и представителей центра, жители повели себя очень эмоционально. В какой-то момент мы испугались, что нас побьют. Но как выяснилось, мужчины всего лишь требовали, чтобы им заменили и остальные старые печи.

Восток — дело тонкое

— Какова позиция Марокко в климатических переговорах? — поинтересовалась я у профессора Утзурхит. — Что вы отстаиваете?

— Ха! Мы требуем денег для борьбы с последствиями изменения климата. Пусть богатые страны заплатят, ведь это они портят атмосферу, — со смехом ответил ученый.

Богатые страны готовы заплатить. Они уже придумали создать «Зеленый фонд», который с 2020 года будет ежегодно выделять 100 млрд рублей бедным странам на проекты по смягчению последствий изменения климата. Эти деньги позволят модернизировать промышленность, внедрить новые технологии.

— Мы бы и с Россией хотели дружить. В марте наш король приезжал к вам со специальным визитом. Может быть и Владимир Путин к нам приедет? Нам нужна поддержка, ведь у нас проблемы с Западной Сахарой.

Марокко аннексировало Западную Сахару в 1975 году после ухода оттуда испанцев. Однако у коренного населения территории было свое мнение. Они начали партизанскую войну, которая закончилась провозглашением независимой Сахарской республики. Из-за Западной Сахары у Марокко напряженные отношения с Алжиром и еще десятками стран, признавшими право Сахарской республики на самоопределение, в их числе — Россия.